ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА
Домашние СКАЗКИ для ВЗРОСЛЫХ, *ГРАЧ*, *КЛАДБИЩЕНСКАЯ СТОРОЖИХА*, *Самая СТРАШНАЯ сказка* и другие произведения Allirika. Трогательные и  душевно впечатляющие произведения для домашнего чтения от автора - Allirika.


ГРАЧ (Домашняя сказка для взрослых)

 В самой середине весны, когда солнышко улыбается, словно спросонок, и все вокруг дышит, чувствует, оживает и пытается петь, мне встретился один молодой, не по- весеннему угрюмый грач.
По пути на работу, я остановился на светофоре, когда крупная, черная, отливающая на солнце сизым крылом птица с белым клювом как-то неторопливо, бочком и вприпрыжечку подобралась к машине и заглянула под нее с видом бывалого автолюбителя. Я слегка удивился, когда снаружи раздалось легкое постукивание по правой дверце моего автомобиля: грач, видно, просил его подвезти.
-«Грач? – удивился я, поймав себя на глупой этой мысли – он же птица! Как бы он мне клювом краску не ободрал!»-спохватился я.
Дверцу я распахнул с единственной целью – спугнуть тем самым непрошенного гостя.
Но птица, кажется, только и ждала этого. Грач пригнулся, слегка распустил крылья, словно примериваясь, и, спружинив, ловко вспрыгнул на соседнее со мной сидение. От неожиданности я захлопнул дверцу. Нервно просигналила белая девятка. Впереди меня был свободный перекресток и зеленый сигнал светофора. Сзади – выстроилась вереница автомобилей. Я поспешил тронуться с места, намереваясь остановиться на первой же удобной обочине и избавиться от своего пернатого пассажира.
-«Только бы на сиденье не нагадил…» - думал я.

 Притормаживая неподалеку от моста через речку, где движение было поменьше, я оглянулся на птицу. Склонив голову на бок, грач насмешливо косился на меня глубоким умным глазом.
-«Ну все, приятель – я решительно потянулся к ручке правой дверцы – покатался, а теперь… - но так и замер, остановленный скрипучим, шелестящим голосом:
-« Что, не поедешь дальше-то?»
-« А?» - тупо переспросил я, замерев в неудобной позе
Грач, словно пожал плечами, а может мне показалось
-«Конечно – продолжал он – куда ж теперь, на этой развалюхе»…
-«Говорящий грач» - ошалело пробормотал я себе под нос, и, стараясь убедиться в том, что не спятил, стал вспоминать все, что слышал о говорящих птицах. Кажется не такое уж редкое явление. Вроде бы даже и ворон учат разговаривать. Почему же грача-то не научить? Жил, небось, у какого-нибудь автолюбителя.
-« Ты под машину-то когда последний раз заглядывал? – ворчал грач – эх, наездники! Понакупают тачек, понты только кидают перед бабами, а сами в машинах – бараны – баранами! Вот ты скажи – ты хоть бачок омывателя от генератора отличить сможешь, а?»
-«Что?»…Тут я понял, что это просто сон и успокоился.
-«Понятно. – грач осуждающе покачал головой и проникновенно глянув мне в глаза твердо заявил –
-«Ну все, давай, разворачивайся, а то движок запорешь. Дуй в ближайший автосервис. Дуй быстро и осторожно».
Тут я разозлился -«Да какого…»
-«Да такого! – вдруг во все горло каркнул грач мне прямо в лицо. От неожиданности я отпрянул назад, локтем надавил на сигнал, резкий звук едва не лишил меня чувств, поначалу, но зато освежил реакцию и здорово прочистил мозги.
-« Что ты дергаешься, что ты дергаешься-то! – заругался грач – Масло у тебя течет, придурок! Небось, девочек по лесам катал, вот и пробил картер-то».

 Перспектива ремонта стукнутого движка меня не вдохновляла. Сон это или не сон, но даже и во сне выкладывать лишние бабки за новый блок цилиндров и прочую приблуду, я не собирался.
Покосившись на странного доброжелателя, (Ну не угонит же он ее, в самом-то деле!)я, на всякий случай, все-таки решил проверить машину.
Заглянул под капот - точно! Что-то течет – то ли бензопровод пробит, то ли картер накрылся. Это, наверное, со вчерашнего вечера, когда мы с Танюхой напоролись в лесу на пенек. В темноте – то думал кустик травы, а там пнище замаскировался, сволочь такая…Вчера-то ничего. А сегодня, на наших ухабах растрясло, вот течь и открылась!
И как еще все не вытекло! Хорошо, тут недалеко автосервис!
Я быстренько отзвонился на работу, мол, так и так – ЧП у меня. Начальник – сам молодой парень, не женатик, странно так, хмыкнул в трубку, но дал добро.
Облегченно вздохнув, я плюхнулся на свое сидение. Теперь я посмотрел на грача с нескрываемым уважением.
-«Слышь, братан… - начал я, смущаясь – а ты это – как узнал-то, ну про …
-«Я ж говорю – буркнул грач – иду, ищу чего бы пожрать. Червяки, уроды, еще из земли не повылазили. Липовые семечки из-под снега все плесенью отдают – тьфу, одним словом! Вижу - стоит твоя тачка. Дай, думаю, гляну – новая или уже потрепанная? Хотел посмотреть – дно, не гнилое ли. А то может апельсиновой коркой промазано… Слышал я– хреновина это все. Ну вот – глянул, а там - мать твою! Картер дырявый, масло так и льет, а чувак, в машине сидит, музон слушает! Во, думаю, чепушило! Так что, если дотянешь до автосервиса – с тебя ужин!»
На радостях и в благодарность, я начал плести что-то невразумительное:
-« Да я, это, земляк… то есть, тьфу ты, ну, друг, в общем… Да за это я тебя всю жизнь кормить буду! Грецкими орехами! Это ж надо, а? Говорящий грач! А главное – как скажешь кому – ведь и не поверят! Блин… Ты, это, знаешь – давай, оставайся, живи у меня, а?..»
-« Ты не болтай! - перебил меня грач – масло-то уходит! Орехами грецкими – добродушно передразнил он меня – Придумают тоже – орехами! А вот возьму да и поверю тебе! Раз в жизни поверить кому, что ли… Ладно, чего стоим? Давай, разворачивайся!
-« Ага!»
-« Да куда ты! Волгу пропусти! Вот, чепушило - то! Стой! О, великий птичий бог! Да как же ты позволил, чтобы этот неувязок права получил! На трехколесном велосипеде вокруг песочницы ему ездить, если с управлением справится, конечно!»
-« Ага – радовался я, не вполне понимая - чему: то ли тому, что избежал дорогостоящего ремонта, то ли чуду вот этому пернатому дивился.
-«Чего – «ага» - ты на дорогу смотри, а не на меня пялься! Ох, не доживу я с тобой до ужина! Лучше б я рядом летел, и хрен бы с ними, с грецкими орехами! Ты на приборы-то иногда смотришь? Э-э-э! Да у тебя и электроника-то на соплях, видать! Вон, датчик масла не горит!» - и так всю дорогу, до самого автосервиса.
-«Тю-тю-тю – присвистнул автослесарь в закопченной, промасленной брезентухе. Вовремя ты заметил. Во-время. Еще бы чуть-чуть и – привет твоему движку!»
-« Да уж знаю» - покорно вздохнул я, неуверенно переминаясь с ноги на ногу и прикидывая, сколько же сдерет с меня все-таки, этот хитрющий старый жучара.

 Тот, не спеша, вытер руки ветошью.
-Дорого не возьму с тебя, ладно. – вдруг решил он. - Вон, в машине, птица у тебя. Ручная, смотрю. Поди ж ты – сидит и не улетает! – рассуждал он, как будто сам с собою, делал при этом самостоятельные выводы, словно мой ответ ему и так известен. -Чай раненного или больного подобрал? Да…Выходил, значит, вот и привык он к тебе. Я вот тоже зверье разное люблю. Кошка у меня. И машины люблю, потому что машины – они тоже живые – знаешь?
Я не знал, но кивнул, на всякий случай. Старик, по-отечески похлопал меня по плечу.
-« Завтра с утречка ласточку свою заберешь.»
Я распахнул дверцу машины. Грач, прикинулся тупым волнистым попугаем, дурашливо порхнул мне на плечо.
-« С тебя 100 грамм. Грецких орехов – многозначительно прошуршал он мне в ухо. Я незаметно кивнул.
Оставив грача в своей кухне наедине с обещанными грецкими орехами, я бросился ловить такси. Потом круговерть на работе. Вечером позвонила Танюха.
-« Валерик! - пропела мне в ухо трубка, и приятные мурашки зашевелились у меня в животе – ну что, покатаемся сегодня? Только в лес я больше не хочу. Лучше в ресторанчик, а потом можно и в гостиницу, да? Что ты молчишь, Зая?!»

 Я прочистил горло – от Танюхиного голоса я всегда впадаю в легкий ступор.
-« Танюш, тут такое дело… У меня картер потек. Во-о-т. Ну и машина в ремонте, до завтра. Ты уж извини… Слушай, а может пешком прогуляемся! Ну, в самом деле – погодка-то какая! Да и недалеко же! До гостиницы.»
-« Ты че, Валер, тебе что – плохо от жары стало? Ты соображаешь – я на шпильках и пешком по асфальту!!!» - в ее голосе появились плаксивые капризные нотки. Кажется она обиделась. Хуже всего, что в такие моменты, я безо всякой причины вдруг начинал чувствовать себя виноватым.
-« Ну, хорошо, Танюш… Ладно. Давай сегодня просто я приду к тебе, мы посидим дома, чайку с твоей мамой попьем, поболтаем … Ну, помнишь, как в тот раз….
-« Валер… - холодный и жесткий голос неприятно резанул слух – ты там дурочку не гони мне, ага? Посиделок мне только не хватало! Ты вон стакан семечек купи да бабку с базара сними на ночь. Ты понял меня, да, зая?»
-« Понял… - сквозь зубы процедил я
-«Не слышу тебя, зайчик! – снова запела трубка – Короче, Валер – в таких случаях – предупреждай меня заранее, чтобы я планы на вечер вовремя корректировала, ага? Ты ж понимаешь – не пропадать же девушке одной, раз у тебя машина сломалась! Ну, вот и договорились, зайчонок! Покасики!!!! – и в трубке запели тупые телефонные гудки.
-« Надо же – устало удивился я – а Танюха – то моя – такая стерва!»
-«Эхе-хе… - Грач расхаживал по кухонному столу нетвердыми шагами взад и вперед, изредка прикладываясь по дороге к кружке с пивом. Хмельной, нахохлившийся грач был мне роднее и симпатичнее сейчас, чем любой из двуногих братьев. –« Вот они, бабы… Мы для них – все, а они нам…-
-«Слышь, Грач, ты нормальный пацан – но ты не прав! - заплетающимся языком решительно запротестовал я – (мы с Грачем на этот момент уговаривали уже шестой литр пива. Меня уже не удивляло ничего, в том числе и то, что пьет Грач со мной наравне, а в уборную совсем не бегает. Наверное, я просто устал удивляться). - Вот Танюха – она…»
-« Прав-прав! – хрипло прокаркал Грач. Он ходил, пригнув голову, и казался мне человеком, который в раздумье, заложив руки за спину, меряет шагами комнату.
-«Еще как я прав!!! – горько вздохнул он, совсем уж по-человечьи. – Вон, моя-то, грачиха!
Сначала ничего… Поселились мы возле одного загородного автосервиса. Гнездо вместе даже начали вить. – он горько усмехнулся – Думали, как у всех, дескать яйца там, птенцы, ну, всякое такое – я и на это был согласен – ду-р-р-ак.!
И уж гнездо свили-то почти наполовину. А тут вдруг бац! -
– грач так тряхнул головой, что клюв его звонко щелкнул по стакану, и тот со стуком упал на стол-
– Откуда ни возьмись, является такой один! Наглый, старый, лысый общипанный! Тьфу! - и посмотреть-то не на что! Говорит, мол, брысь отсюда и быстро, чтобы перьями твоими здесь не воняло, мол тут я жить буду и точка. Я ему, понятно: – беспредел, уважаемый! Моя постройка! Что за дела, в натуре?! Я ж на это гнездо лично трех живых кошек общипал! - А это ж, братан, прикинь – опасно – живых-то кошек щипать! Ты к ней, понимаешь, а она – шипит, сука! Лапой машет! То и гляди – глаза лишит! И главное че им жалко, кошкам-то! Вот тупая скотина! Все равно же летом облиняют все! Так нет же! Машет лапами, дрянь, и все тут!!!...
-« Ты, это, поближе к теме – оборвал я поток излияний Грача. – Что там у вас было, с тем крутым-то?
-«А, это… - Грач обреченно качнул головой, и я поспешил отодвинуть от него второй стакан – Да что… Вспомнить стыдно… Ну, сцепились мы с ним… Ну а я – что?... А он – ого! Лысый, а здоровый! Плотный такой, тяжелый… Гад. В общем, отделал он меня. Вышвырнул из моего гнезда, как вшивую кошку какую-то!» - грач потер лапой основание клюва и сдавленно крякнул – душил непрошенную скупую слезу. Отвернулся, сопел и шмыгал, почти как человек. Смотрел, моргая, куда-то сквозь полупустую пластиковую бутыль. Я подождал, для приличия, а потом деликатно потыкал его в бок пальцем:
-« Ну, а твоя – чего?»

-« Моя… - воскликнул грач – Моя сидит, на соседнем дереве. Я к ней.
Сел рядышком. Она молчит, и я молчу. Потом, думаю, поддержать ее надо как-то.
Говорю, мол, ничего, не переживай! Мало ли кошек еще не вылиняло! Еще мягче гнездо будет! Я, мол, теперь исключительно белых щипать буду. Чтоб на зависть всем! А она молчок. Чую – не то что-то. Мямлить начал, мол, гнездо совьем, детки вылупятся, а там червяки полезут, гусеницы. Она молчит, как не слышит. Я к ней поближе подвинулся, плечиком, эдак вот, а она как отпрыгнет, и опять молчок. А потом и говорит, задумчиво так : «а у него зато кольцо вон, на лапе». Я ей глупую голову клювом глажу – Чудо ты мое, отвечаю – какое же это кольцо! Это ж кусок медной проволоки! Небось по помойкам шарился, вот и запутался. А она мечтательно так в ту сторону посматривает и опять за свое – а раз по помойкам – значит добытчик, говорит. Герой!
Ну, я и не выдержал. Ах, так говорю, вот и вся твоя «лебединая верность», значит?– вот и лети к своему герою!
-« А она что?» - спрашиваю
-«Не знаю – буркнул грач – не видел я. Взял и смотался. Вот так-то, дружище. С тех пор я и один.»
Так вот душевно и просидели мы с Грачем глубоко за полночь.
Наутро, с больной головой я стал собираться на работу. Выхожу на кухню, чайник поставить: мать моя! Бардак! Бедлам! Стихийное бедствие! Стол липкий от пива. Газовая плита вся в птичьем помете. На полу грязь, окурки, объедки какие-то! В сковороде, в остатках жареной картошки, прямо на боку спит Грач.
-Это что??? – замычал я – Ты что мне тут устроил?
Грач с похмелья один глаз с трудом разлепил, затрепыхался, начал из сковороды выбираться, роняя повсюду картошку. Выполз, еще раз обгадил плиту и усталым голосом прокряхтел:
-«Слышь, братан, не ори, сделай милость…Ты же сам говорил – жить мол, вместе, грецкие орехи и все такое…
Я стиснул зубы, отчего в голове вспыхнула новая порция боли. Глухо застонав, только слабо махнул рукой – а, ладно… не до грача. Вечером все приберу.

 Машину я забрал только после работы, когда похмелье отпустило. Вернулся в квартиру, а там - полный апокалипсис! К уже имеющемуся бардаку на кухне, прибавился загаженный подоконник в моей спальне, растерзанная подушка, разбитый плафон от люстры в зале, и так, много еще кое-чего, по мелочи. Из кухни доносился плеск воды и веселое чириканье грача, что-то бодренько напевавшего себе под нос. Я открыл дверь, и – в глазах у меня потемнело. Грач решил принять душ в кухонной раковине. Присутствие тут же горы грязной посуды его ничуть не смущало. Вода лилась через край, брызгала на стены и мебель…Я успел только охнуть.
-« А!!!! Дружище!!! – обрадовался Грач, с шумом и грохотом выпархивая из раковины и по пути разбивая очередную тарелку. – Ух, и здорово мы с тобой вчера нажрались, братан! - каркал он. – Эх, баб бы еще сюда! А?! Что скажешь?! Ты же у нас холостяк теперь, как и я! Ну, где пиво на опохмел! Где мои грецкие орехи!!! Во житуха у нас пойдет, да?
Да шучу, шучу!!! Ты скажи, Танюха то, твоя там как, а? Все путем? – с этими словами он вспорхнул и тяжело брякнулся мне на плечо: весь мокрый, взъерошенный, весь в чем-то сальном… Мне стало нехорошо.
-«А ну, пш-шел вон!!! – заорал я, не своим писклявым голосом.
Грача, словно взрывной волной снесло с моего плеча. Он бросился с испугу в окно, на свет, (-интуитивно глупо, по-птичьи-как-то) - запутался в занавеске, и мощными когтистыми лапами вмиг располосовал тонкий капрон. Трепыхаясь, со свистом рассекая непослушными крыльями воздух, шмякнулся, наконец, на пол, присел, распустив крылья, раскрыл клюв, вжав голову в плечи, непонимающе уставился на меня перепуганными блестящими глазами. Несколько секунд мы молчали.

 Наконец, грач нарушил молчание: хрипло откашлявшись, он виновато и укоризненно произнес:
-Ты чего орешь-то, друг? На работе, что ли, чего стряслось? А?
-«А ты не видишь? – вскипел я опять – кто все это убирать будет, а? Кто потом этот мусор будет выбрасывать?»
-Как это – выбрасывать? – Зачем же выбрасывать, ты что, Валер! – засуетился Грач - Ты посмотри, жрачки-то сколько!!! – Он запрыгал по полу, подобрал завалявшийся ломтик жаренного картофеля, тревожно и заботливо глянул мне снизу в глаза:
- «На! Вкусненький! Ты поешь, поешь! Успокойся!»
Я готов был прибить его на месте. Стиснув кулаки, я отчетливо и тихо прошипел:
-«Глупая никчемная птица!»
Грач от обиды открыл рот, и в наступившей тишине было слышно, как зачерствевший картофельный ломтик со стуком упал на грязный линолеум.
Я развернулся и выбежал вон.
-« Поеду к Танюхе – решил я – а убираться завтра буду».

 Возвращался домой уже поздно. Было темно. Накрапывал мелкий, но теплый дождь. Я приоткрыл окно. Воздух – вязкий, терпкий, душистый, будоражил кровь. После встречи с Танюхой настроение мое изрядно улучшилось.
-« В конце-концов – он же просто птица! – думал я. Предложу ему поселиться где-нибудь во дворе. На соседнем дереве. И с гнездом помогу. Может, даже скворечник поставлю! И орехи… Да будут ему эти орехи, блин! Все будет! Гнездо, жрачка. А иногда, изредка, ну пусть уж прилетит, что ли… Пивка там попить, потрепаться». - меня прямо распирало чувство сознания собственного благородства.- Вот как все просто решилось! Сейчас же ему и скажу – мол, ладно, старое забыли, вот, мол, тебе мое выгодное предложение!

 Я уже подъезжал к дому. Дворники мягко смахивали кривые полосы дождя с лобового стекла. Встречная машина на миг ослепила, я зажмурился: « вот урод, с дальним светом по городу мотается… наставят своих галогенок!!!» - перед глазами поплыли зеленые круги, мешали смотреть на дорогу… Свернул во двор, переключился на нейтралку – машина тихо покатилась под уклон, к стоянке, слегка набирая скорость. Шины мягко шуршали по старому асфальту. Что-то мелькнуло впереди. Тень? Кошка? Я на миг упустил из виду, куда оно переместилось, чуть вывернул руль вправо, объезжая колдобину, и тут же прямо под колеса метнулась - не тень, черная, ослепленная фарами птица. Я по тормозам, так, что швырнуло грудью вперед, на руль. Выскочил из машины.
Лучше бы я этого не видел. Я не переехал его. Сбил, его как-то смяло и отшвырнуло в сторону. Он был еще жив, хрипло дышал, приоткрыв белоснежный клюв, по которому набегали красные густые капли и с тугим звуком плюхались на землю. Я держал его в ладонях в свете не выключенных фар, и понимал, что плачу, как когда-то в детстве плакал над забытым мной в спичечном коробке, и потому, задохнувшимся майским жуком.
Он очнулся, забеспокоился вдруг:
-Дружище… - прохрипел – там это, мальчишки бутылку разбили…. – он раскрыл рот, вздохнул с шумом –…колесо не пропори. Резина-то, сам знаешь, сколько стоит…
Слышь, чего молчишь-то! Говорю - мальчишки бутылку разбили…напорешься ведь в темноте. Охо-хо… Как же я это так не увязался-то…Вот выскочил, дурень, предупредить тебя. А во дворе - темно… Ох, больно-то как…А тут ты… Фары, прямо в глаза… Совсем ошалел я, с испуга, ничего не вижу! Свет кругом! Свет!!!! Заметался я… Бац! Да-а, вот ведь как бывает… Ты смотри, не забудь, бутылка там, у второго подъезда…Или я говорил тебе уже? А я-то еще думал – что это за смерть такая… А это вот как, значит: фары, тормоза, шмяк…И – конец.
-«Да как же … Да зачем же ты из дому - то выбрался вообще! Что тебе на кухне не сиделось, я не понимаю? - стараясь не разрыдаться, ругался я. Да и черт бы с ним, с эти колесом!»

 Грач собрался с силами, приподнял голову с моей ладони и черным глазом посмотрел мне прямо в душу.
-«Да подумал, вот – все равно ведь выгонишь ты меня... Ну или во дворе поселишь – фыркнул презрительно, булькнув горлом - скворечник еще сколотишь, какой-нибудь, вот курам-то смех! - он попытался засмеяться, но получился только клокочущий хрип. – Какой же из меня друг, думаю, если в скворечнике под окном у тебя жить? Это как, домашнее животное, вроде кошки чего-то. А я ведь не кошка. Я же все-таки птица»…
Еще одна черно-красная капля скатилась с клюва и глухо упала на носок моего ботинка. Он дышал все труднее и реже.
–«Ты не умирай, а? - совсем по-детски, тихо попросил я – не умирай, пожалуйста»….
–«Ладно…просипел он - я - живучий…» - и дернувшись раза три, уронил голову, обмяк, оставаясь в ладонях остывающим бессмысленным пучком черных перьев.

Читайте  дальше для ваших детей самая страшная сказка
А для взрослых, неплохая поучительная история кладбищенская сторожиха




Copyright MyCorp © 2016